Содержание

Предисловие
Введение
1. О разнообразии
2. Человеческое разнообразие
3. Идеология
4. Народ
5. Критерии
6. О красоте
7. Управление
8. Высшие цели
9. Цели и лозунги
10. Производительность
11. Власть
12. Образование
13. Преступность
14. Ощущения
15. Свобода
16. О языке
17. Выборы
18. О взаимоотношениях людей
19. Принципы Христиановича
Заключение
Литература

 

 
И.Д. Грудев

"ВРЕМЯ   ПОДУМАТЬ"

10. Производительность

В этой главе рассматривается производительность общества в целом в зависимости от способа организации жизни людей в этом обществе. Производительность государства в целом определяется несколькими простыми параметрами: интенсивностью труда, относительным временем труда и уровнем механизации работы.

Под интенсивностью ниже будут пониматься такие параметры как число выполненных операций за единицу времени, количество написанных страниц за рабочий день и т.д.

Относительное время труда это частное от деления рабочего времени, т.е. времени проведённого у станка, за рулём, за столом и т.д. за всю жизнь человека к продолжительности его жизни. В рабочее время не включаются отпуска, учёба, время болезни, время потраченное на воспитание детей, время потраченное на домашние дела и т.д.

Уровень механизации определяется оснащением рабочего места любой техникой, как для физического, так и для умственного труда. Он определяется техническими возможностями рассматриваемого периода человеческой истории, техническим уровнем рассматриваемого общества, финансовыми возможностями данного предприятия и т.д.

Ввиду того, что здесь рассматривается работа человека в течение всей его жизни, интенсивность труда сверху ограничивается физиологическими возможностями некоторого среднего  человека. На некоторых отрезках времени у отдельных людей нижняя граница может быть нулевой, например, для продавщицы, когда за весь рабочий день в магазин не заглянул ни один покупатель. Ясно, что для общества в целом работу желательно организовать так, чтобы интенсивность труда была бы достаточно высокой, но всё - таки несколько ниже верхней границы. Работа на верхнем пределе допустима только изредка и то в течение непродолжительного времени.

И интенсивность труда, и уровень механизации всегда и во всех случаях рассматриваются конкретно и никаких общих выводов или рекомендаций здесь давать не имеет смысла. Другое дело – относительное время труда. В разных цивилизованных обществах этот параметр варьирует весьма сильно, причём в каждом случае он обосновывается и аргументируется по – разному.

С развитием цивилизации относительное время труда уменьшается. Люди заканчивают учёбу и приступают к работе во всё более и более старшем возрасте. Люди выходят на пенсию и резко снижают интенсивность труда задолго до смерти. Женщины нередко перестают работать и по несколько лет занимаются воспитанием единственного ребёнка. И среди мужчин, и среди женщин находятся такие, которые просто уклоняются от работы, превращаясь в бомжей.

Как ни странно, во многих проектах утопических обществ относительному времени труда уделялось много внимания, причём всегда в сторону его увеличения. И в СССР, особенно в первые годы его существования, этот вопрос решался аналогично, особенно в части создания детских садов и яслей. Но со временем относительное время труда стало уменьшаться. Сначала обязательным считалось начальное образование – четырёхлетка, затем неполное среднее образование – семилетка, затем полное среднее образование – десятилетка, затем одиннадцать классов, а в последнее время ведутся разговоры о двенадцатилетнем обязательном среднем образовании.

Объяснение такой тенденции, наблюдающейся во многих технически развитых государствах, весьма затруднительно. Здесь можно высказать лишь некоторые философские соображения сомнительного характера. В связи с требованием всеобщности среднего образования, оно должно быть доступно даже самым глупым учащимся. Первый, самый очевидный способ заключается в упрощении программ, но этого оказывается недостаточно, тогда к малоспособным ученикам негласно снижаются требования. Но и этого оказывается мало, тогда увеличивается продолжительность обучения. Если вдуматься, то придётся признать, что в основе всех этих преобразований лежит ложный философский принцип о всеобщем равенстве людей в части их интеллектуальных способностей.

Утверждение о равенстве интеллектуальных способностей всех людей настолько абсурдно, что большинство философов смягчают его разными способами. Например, нередко можно прочесть что – то в духе: «Конечно люди соображают по – разному, но у каждого есть свой талант». Или, говоря о равенстве интеллектуальных способностей всех людей, мы (авторы философских теорий) подразумеваем, конечно (конечно!) только образованных людей (а остальные 95% населения естественно в счёт не идут – они же крепостные).

Пути увеличения относительного времени труда за счёт оптимизации обучения рассматриваются в главе Обучение.

Проблема потери времени труда женщинами, воспитывающими дома единственного ребёнка, принципиально может считаться давно решённой. Здесь всё определяет качество ухода за ребёнком в детских садах и яслях, а также организация такого порядка функционирования детских учреждений, при котором работающая женщина работала бы спокойно.

Отметим здесь лишь одно обстоятельство. Воспитание детей требует от воспитателей ума, специального образования, мягкости, терпения и настойчивости. Сочетание этих качеств встречается не часто, однако, создание специальных учебных заведений по дошкольному воспитанию позволило бы подобрать людей с нужным набором качеств и дать им необходимое образование. В результате дети получили бы воспитание много лучшее, чем у необразованной в деле воспитания матери, которая воспитывает своего первенца как бог на душу положит. Тем более хорошо известно, что «первый блин – комом».

В деле общественного воспитания детей дошкольного и школьного возрастов во многих странах имеется как положительный, так и отрицательный опыт, поэтому для возрождения положительного опыта нужна только политическая воля власти, и вопрос этот является скорее техническим, имеющим точное решение, а не философским.

Вопрос о потере рабочего времени в пенсионном возрасте также хорошо решаем. Нетрудно принять идеологию, в соответствии с которой человек бы по мере уменьшения сил переходил бы на более лёгкую работу с меньшей оплатой и с компенсацией получающейся разницы в виде своеобразной пенсии. Здесь не существует никаких принципиальных организационных трудностей, а пропаганда легко обеспечила бы «всенародное» принятие подобной идеологии. Так как такая идеология не принимается, то это означает, что современной власти она не выгодна, а выгодна та, которая имеет место.

Учитывая, что основная часть вырабатываемого суммарного продукта идёт на внутреннее потребление, и только малая его часть тратится на выполнение высших целей, повышение производительности труда общества в целом позволяет существенно увеличить эту малую часть, т.е. существенно увеличить коэффициент полезного действия государства. Это необходимо для выполнения высших целей со всеми вытекающими отсюда последствиями.