Содержание

Предисловие
Введение
1. О разнообразии
2. Человеческое разнообразие
3. Идеология
4. Народ
5. Критерии
6. О красоте
7. Управление
8. Высшие цели
9. Цели и лозунги
10. Производительность
11. Власть
12. Образование
13. Преступность
14. Ощущения
15. Свобода
16. О языке
17. Выборы
18. О взаимоотношениях людей
19. Принципы Христиановича
Заключение
Литература

 

 
И.Д. Грудев

"ВРЕМЯ   ПОДУМАТЬ"

17. Выборы

Думающему человеку в развитых странах не нужно объяснять, что такое выборы, он это прекрасно знает и сам – выборы это обман и ложь. Но всё - таки полезно подтвердить это утверждение некоторыми цифрами. Цифры эти очень приблизительные, но для нашей цели точные цифры вовсе и не нужны.

Проанализируем сначала «честные демократические» выборы, например главы государства. Пусть в стране имеются пять партий, которые выставили на выборы по одному кандидату. О кандидате опубликованы многочисленные сведения, но для нашего анализа поинтересуемся только доходами кандидатов. Среди пяти кандидатов два являются полярными противоположностями.

Один из кандидатов не обладает ничем: бизнесом не занимается, живёт на пособие по безработице, квартиры нет – из милости живёт у родственников, дачи не имеет, машины не имеет. В общем – человек униженный и оскорблённый, а по-русски бомж. Расчёт прост – все бедняки, которых в стране насчитывается всегда более половины жителей, конечно, побегут голосовать только за этого кандидата, уж такой человек, конечно, понимает их интересы, уж он – то защитит интересы обиженных и оскорблённых. А то, что жена этого кандидата миллиардерша в сведениях о кандидате по  случайности забыли упомянуть. Всегда при сборе сведений, какие – то мелочи упускаются из вида.

Второй кандидат, напротив, богат как Крез. Его доход исчисляется 180 миллионами (всё равно чего) в год, т.е. он имеет доход равный полумиллиону в день. А ну-ка попробуй, истрать такие деньжищи. Для среднего законопослушного гражданина не хватает фантазии, чтобы представить себе, чего только нельзя купить на такие деньги. Совершенно ясно, что человек с таким доходом воровать не станет, он будет честно нести свою очень тяжёлую ношу по управлению страной. Тем более, что он твёрдо обещал подтянуть всех граждан до своего уровня, разумеется, уровня доходов.

Конечно, организаторы предвыборной кампании не столько  рассчитывают на голоса посторонних избирателей, сколько на голоса членов партии, которые всегда кровно заинтересованы в своём кандидате, так как его избрание принесёт всем им немалый доход. У каждой из пяти партий её члены не составляли и одного процента от всего населения. Но, если присоединить к ним жён, детей и других родственников, включая прабабушку со стороны тёщи, то этот процент становится вполне ощутимым. Партии упомянутых двух кандидатов с прабабушками вместе дотянули до 6%, а у остальных трёх партий эти проценты были равны 5%, 5% и 4%.

Так как мы рассматриваем только свободные и демократические выборы, то гнать людей на выборы, под угрозой занесения неявившихся в списки неблагонадёжных, недопустимо. Каждый сознательный гражданин безбоязненно сам для себя решает, идти ему на выборы или нет, и за кого там голосовать. Таким образом, нужно определить лишь процент явки избирателей, при котором выборы следует считать состоявшимися. Так как числа членов у всех пяти партий отличались не сильно, то все партии хотели попытать счастья, все были заинтересованы в том, чтобы выборы были признаны состоявшимися. Для этого они собрались на межпартийном совещании, не допуская на него посторонней, да и своей на всякий случай, прессы, поднатужились и сложили 6+6+5+5+4=26. Единогласно согласились, что, несмотря на строгую партийную дисциплину, прабабушка со стороны тёщи может не дожить до выборов, поэтому необходимый процент следует снизить на единицу, для полной гарантии. После чего «независимая» центральная избирательная комиссия объявила, что необходимый процент явки, при котором выборы будут считаться состоявшимися, равен 25%.

Во время официальных телевизионных предвыборных дебатов некоторые кандидаты позволяли себе удары ниже пояса. Выяснилось, например, что кандидат – бомж живёт во дворце, записанном на имя его жены, а дети его учатся кто в Англии, кто во Франции, так как родителям показалось, что в Америке образование хуже, чем в этих странах. Дача оказалась совсем и не нужной, так как дворец расположен в курортной пригородной зоне. А несколько машин различных классов также оказались записанными на жену. Послушавши телевизионные дебаты, незаинтересованные граждане (100-26=74% всех избирателей) сказали, что они в такие игры не играют и на выборы не пошли.

Не пришли, и не надо. В выборах приняло участие 26% избирателей (прабабушка со стороны тёщи оказалась крепкой старушкой), поэтому выборы были признаны состоявшимися. Международные наблюдатели не зафиксировали никаких процессуальных нарушений и отметили высокую дисциплину всех местных и центральной избирательных комиссий. Однако никто из кандидатов не набрал абсолютного большинства голосов, поэтому необходим второй тур голосования, в котором принимают участие два кандидата, набравшие наибольшие количества голосов. Читатель сразу догадался, что наибольший процент голосов (по 6%) получили уже описанные выше два кандидата.

Перед вторым туром оба кандидата многократно выступали по телевидению, однако, автор при описании этой борьбы не может сравниться с Марком Твеном и отсылает читателя к рассказу этого глубокоуважаемого мною философа «Как я избирался губернатором».  В отличие от Марка Твена, ни один из наших двух претендентов на пост главы государства своей кандидатуры, конечно, не снял, но в процессе взаимного поливания грязью выяснились весьма пикантные подробности биографий обоих кандидатов.

Первый из них начинал с рекета и в молодости несколько раз побывал в тюрьме, однако в какой-то счастливый период ему удалось ухватить немалый куш, после чего он превратился в уважаемого бизнесмена, занимаясь тем же делом. Почитывая на досуге бульварную газетёнку, он пришёл к выводу, что его занятие отличается от занятий главы государства только масштабом, и ему очень захотелось расширить свою деятельность. Вступить в партию, предложить партийным боссам (за вполне разумное вознаграждение) свою кандидатуру на пост главы государства, перевести по совету имеджмейкеров всё своё имущество на имя жены было делом техники.

Второй кандидат оказался молодым человеком, сыном могущественного финансового магната. Папа поставил его во главе одного из своих дочерних банков, который под руководством сына тут же разорился. Со вторым банком произошла та же история. После чего папа понял, что сын глуп как пробка, и его можно использовать только в политике. Выяснилось также, что огромные прибыли принадлежат папе, а для своего сына тот установил содержание с условием возвращения всей суммы после избрания сына главой государства.

Однако эти сведения изменить ход кампании уже никак не могли.

Демократическая процедура голосования во втором туре, естественно не предусматривает никакого ограничения на процент явки избирателей. Нельзя же оставить 25%, так как и младенцу ясно, что явятся 6+6=12% процентов, проголосовавших уже за наших кандидатов. И действительно, явка оказалась равной точно 12% от общего числа избирателей, но во втором туре это обстоятельство уже не имело никакого значения. Число членов обоих партий оказалось не точно равным, и первый кандидат (тот, что сидел в тюрьме) получил подавляющее большинство в 51% от всех явившихся на избирательные участки, а на долю второго пришлось всего лишь 49%.
Итак, против первого по сути дела  проголосовали почти 94% всех избирателей, а за него только 6%, но благодаря продуманной «демократической» системе выборов народ выбрал себе достойного главу государства.

Система выборов в бывшем СССР была значительно более экономная в финансовом отношении. Агитаторы, рядовые работники соседних предприятий, должны были во внерабочее время на общественных началах, т.е. без оплаты, ходить по домам и сверять списки избирателей. В день выборов они должны были присутствовать на избирательном участке до тех пор, пока все до единого их подопечные не явились туда и не отдали свои голоса за кого положено. Если какой нибудь алкоголик не успевал дойти до избирательного участка и падал под какой-нибудь забор, агитатор должен был его найти и хоть волоком, но доставить к месту голосования!

Партия была одна, кандидат был один, его имя было заранее впечатано в избирательный бюллетень, который оставалось только взять и опустить в урну. А можно было зайти в кабину и внести в бюллетень какие-то другие фамилии. Некоторые избиратели так и делали, без каких бы то ни было последствий для себя. Я сам это неоднократно наблюдал и сам это неоднократно делал по молодости лет, руководствуясь чувствами, сродни тем, которые испытывают молодые люди, бегающие перед быками, когда тех на праздник пускают по улицам некоторых городов Испании.
При этом меня всегда поражали не столько высокие проценты принявших участие в голосовании (97-99%) и даже не столько проценты, поданные за «единый блок коммунистов и беспартийных» (98-99%), сколько их стабильность из года в год и во всех регионах огромной страны. Казалось бы, этого по теории вероятностей не должно было бы быть.

Когда человек видит что-то удивительное, это означает, что он чего-то не знает.

Объяснение оказалось настолько тривиальным, что оно заслуживает подробного описания. Одна из моих сотрудниц, не будучи членом КПСС, волею случая оказалась членом районной счётной комиссии. После воскресного дня выборов и ночи с воскресенья на понедельник, когда происходит подсчёт голосов избирателей, полагался всего-то один день отгула, так как человеку нужно же выспаться. Во вторник сотрудница пришла на работу и с широко раскрытыми глазами поведала мне следующее. Это происшествие настолько её поразило, что не поделиться своими впечатлениями она не могла. Голосование, как и положено, закончилось в 12 часов ночи, но счётная комиссия почему-то медлила со вскрытием опломбированных урн с бюллетенями. В этот момент явились сотрудники райкома КПСС, забрали эти урны и удалились с ними на три часа. Членам счётной комиссии был предложен чай, продолжавшийся до возвращения урн, которые, естественно не вскрывались, так как все пломбы на них оказались целыми и не повреждёнными. Процент явки, подсчитанный по журналам выдачи бюллетеней, оказался равным положенным 98%(2% несознательных избирателей не взяли открепительных талонов и, вместо выполнения своего патриотического долга, уехали на дачи, этим самым поставив своих агитаторов в тяжёлое положение), а процент голосов, поданных за кандидатов блока «коммунистов и беспартийных» оказался равным 99% от проголосовавших. Сотрудницу больше всего поразило то, что с неё не взяли даже подписки о неразглашении всего увиденного, а меня больше всего поразила наглость мероприятия и то, что я об этом узнал только на пятом десятке лет.

В заключение можно с уверенностью сказать только то, что система выборов в любом варианте никуда не годится, кроме как быть ширмой, прикрывающей непонятно что и непонятно от кого.
Чем заменить систему выборов пока не совсем понятно.